*   *   *
Дома окаменевшими грибами
торчат под синевой, под облаками
над выпуклой поверхностью земли.
А где-то под поверхностью грибница,
которой и обязана столица,
что эти зданья шляпки вознесли.

 

Насельники грибов, — жуки, букашки,
личинки, черви, люди-таракашки, — 
куда-то все спешат, как ткут рядно,
и некто в красной шляпе на Арбате,
похмельный и носатый, словно дятел,
их жизнью червоточит полотно.

 

В классическом музее на Волхонке
две девы о давидовой мошонке
мечтают, созерцая её вид.
В мошонках тоже спрятана грибница,
от коей вся насельная столица
двуполостью пред камнем предстоит.

 

А по бульварам май облистил ветки
и клумбы собирают, как наседки,
в круг выводки бутонов и цветов.
Повсюду голосов шумит криница,
под ними тоже прячется грибница
чувств, ощущений, в коей корни слов.

 

Что есть Москва, нам явленная в сущем?
Мицелий, гриб, запутанно растущий
в пространствах, в почвах, в смыслах, в головах!
Ты в зеркало взгляни, в другие лица —
как все различны! Если б не грибница,
всё б тут распалось в споры, в пепел, в прах.

2014

Рейтинг@Mail.ru

© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика