РУИНА

 

Заброшен дом в пустыню нежитья:

нет потолков, полов — одна коробка,

сквозь сито крыши каплет шум дождя,

но, кажется, само пространство робко

хранит ещё округлости перин,

углы столов, ковровое убранство,

блеск хрусталя и запах нежных вин...

Не может быть пустым оно, пространство!

И свет свечи в дыханьи жарких слов

в трюмо колеблет страсти отраженье...

Не может умереть она, любовь!

А, впрочем, это всё — воображенье.

Но ты, читатель, в смехе не дрожи

над вымыслом, что речь тебе внушает;

ты сам — тень жизни только, а не жизнь,

которую Господь воображает.

Минувших судеб светопись и шум

хранятся не в вещах, не в старых стенах,

а в кровотоке наших тёмных дум,

записанных на жёстких дисках генов

да в тех ничтожных долях естества,

что с робким, но бессмертным постоянством,

храня в себе все лики и слова,

пронизывают время и пространство,

чтобы под кровом божеской руки

вновь обрести зелёный дух и тело

и, повторяя в новом камне стены,

в них застелить полы и потолки.

2001-2009

Рейтинг@Mail.ru

© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика