⁠"TRISTIA"

 

День колыхался, как желе,

у вьюжной птицы на крыле;

лучами протыкая муть,

автомобили длили путь;

и каждый встречный человек

был сон того, чьё имя Снег.

И ты, и ты — его был сон,

в сарматском стойбище Назон,

ломавший твёрдое вино.

Когда? Не всё ли вам равно!

В нарциссы мёрзлого стекла

дышала память, как могла;

не растопив зальдевший понт,

душа сосала горизонт...

У вьюжной птицы на крыле

день колыхался, как желе,

а я, седой гиперборей,

томился тристией твоей.

2002

Рейтинг@Mail.ru

© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика