⁠* * *

В прохладе кельи не потея,

С упорством знанья, что постиг,

По повеленью архиерея

Переписал изограф лик.

Икону тёмную Рублёва

Монах закрыл густым мазком,

Чтобы явить уставы Слова –

Был с теологией знаком.

Но он не смог себе представить,

Как из-за плеч и притч Христа

Венцом зари вне догм и правил

Сияет миру красота…

Телесность божиих мгновений,

Сиянье плоти и одежд

За словом зрил рублёвский гений,

Стряхнувший пыль догмата с вежд.

Слова, как камни, в них – молчанье;

Догмат лишь крепости стена,

И только зрящему сиянье

Над нею истина видна!..

Сняв верхней краски малый листик

Был реставратор изумлён

Небесной блёсткой древней кисти

И нам вернул сиянье он.

2010

Рейтинг@Mail.ru

© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика