⁠* * *

                                      Е. С.

Засверкали краснеющей медью

на закате чешуйки окон…

Город тесен, как бочка для сельди,

и бесстыж, как для разума сон.

Потому мы с тобой и столкнулись

на обломе апрельского дня,

чтоб увидеть в солёности улиц,

что друг другу по боли родня.

Помнишь, вечера омут закатный

так же в окна плескал и краснел,

но кровавые язвы и пятна

я под ним в твоих чувствах прозрел.

Те, кого мы любили, с любовью

отрывая мечтой от земли,

чтоб питаться сочащейся кровью,

нас кнутами обманов секли…

Люди злы в доброте и участьи,

тайно злы, чтобы муки вершить,

ну а мы, непричастные счастью,

не умеем озлобленно жить…

Дорогая, сожги все надежды

на возможную нежность людей, –

жизнь не станет добрее, чем прежде,

в этой бочке холодных сельдей.

В мерзкой грязи сердечных подвалов

все здесь точат на ближних ножи…

Верь лишь мне в их разводке бывалой!

Верь лишь мне в их участливой лжи!

2011

Рейтинг@Mail.ru

© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика